Том Сауэр: зачем голландец открывает футбольные школы в Москве

Как три болельщика из Сибири открывали детские футбольные школы

Том Сауэр: зачем голландец открывает футбольные школы в Москве

Игорь Ковалев (слева на фото), Дмитрий Стародубцев (в центре) и Александр Семенцов зарегистрировали собственный футбольный клуб «Юниор» в третьей лиге, где будут тренировать сами

Владимир Лаврентьев

Двадцативосьмилетний сибиряк Александр Семенцов с детства любил футбол. Он торговал пищевыми добавками через интернет, а в свободное время играл в футбол и болел за «Милан». В 2013 г.

он задумал открыть собственную футбольную школу «Юниор» для детей от 3 лет – обычные спортшколы работают с детьми постарше, и ниша была пустой. Предварительно он опросил знакомых в соцсетях, чтобы выяснить, чего хотят родители.

Большинство респондентов сказали: главное – чтобы ребенку нравилось заниматься.

С идеей детской футбольной школы Семенцов обратился к томичам-предпринимателям Дмитрию Стародубцеву и Игорю Ковалеву, основателям DI Group. Семенцов, Ковалев, Стародубцев инвестировали в проект около 2 млн руб. (по данным «СПАРК-Интерфакса», Семенцову принадлежит 34% ООО «Лига спорта», а Ковалеву и Стародубцеву – по 33%).

Семенцов открыл первую школу в Томске в марте 2013 г. в спортивном комплексе «Гармония». Открытие футбольной школы в 2013 г. обошлось примерно в 100 000 руб. (сейчас дороже – 150 000 руб.). Деньги пошли на покупку мячей, формы, зарплату тренерам, контекстную рекламу, аренду закрытого футбольного поля.

У «Юниора» и сейчас нет ни одного собственного помещения. Аренда спортзала стоит 500–3000 руб. в час. Стоимость абонемента на восемь занятий в «Юниоре» – от 4000 руб. в Томске до 5000 руб. в Новосибирске. По меркам Сибири недешево – в 2 раза дороже, чем в других спортивных секциях.

Однако идея оказалась востребованной.

В последнее время платные футбольные секции становятся популярными, говорит директор спортивной академии футбольного клуба «Локомотив» Алексей Щиголев. Например, на занятия в школу «Локомотива» два года назад записалось 50 детей, а в этом году – 300.

Спрос формируют родители, которые хотят, чтобы их дети занимались спортом, а не сидели у телевизора или в соцсетях, к тому же здоровый образ жизни – это модно, комментирует Евгений Кудрявцев, основатель сети футбольных школ «Чемпионика» (основана в 2013 г.

, число собственных школ в Москве – 50, количество франчайзи в регионах – 45).

Сейчас у «Юниора» уже 22 собственные школы и еще 195 школ-франчайзи в России и СНГ, в которых тренируется 16 000 детей. В прошлом году выручка компании составила 112 млн руб., а рентабельность – 50%.

В ближайшее время «Юниор» появится в Германии и Сингапуре.

Ниша только формируется: потенциальными учениками футбольной школы могут стать 3% россиян – все мальчики в возрасте от 3 до 14 лет, убежден Семенцов.

На футбол за наклейку

На первое занятие пришло всего пять детей, вспоминает Семенцов. «После двух первых месяцев занятий ученикам становилось скучно, они отказывались приходить», – вспоминает Семенцов. Юным футболистам надоедали однообразные упражнения.

70–90% пришедших покупали абонемент, но через месяц половина переставала посещать тренировки. Семенцов вспомнил собственное детство: он занимался в спортшколе, но быстро потерял интерес к однообразным упражнениям и бросил секцию.

По словам Семенцова, группа начинает приносить прибыль, если ее посещает минимум 12 детей.

Бегают с мячом

71,75 млн россиян занимаются спортом, следует из данных ВЦИОМа
12,2 млн граждан играют в футбол, следует из данных Российского футбольного союза

Пришлось менять систему обучения. По словам Семенцова, в «Юниоре» нет жесткой дисциплины, как в традиционных детско-юношеских спортивных школах. Все упражнения стали игровыми. Тренеры начали раздавать детям наклейки с эмблемами футбольных клубов в качестве награды за урок. Себестоимость альбома с 96 наклейками была копеечной – 150 руб.

, компания заказала 50 альбомов. Постепенно отсев замедлился и ученики стали задерживаться в школе не по 3–4 недели, как раньше, а по 7–9 месяцев. К концу 2013 г. число постоянных учеников выросло с 5 до 60. Есть даже несколько учеников, которые посещают занятия с открытия школы – три года. Сейчас в Томске работает три школы «Юниор».

Но это были доморощенные тренерские попытки – не хватало системного подхода к работе с детьми.

И через год Семенцов привлек к разработке методики специалистов Национального государственного университета физической культуры, спорта и здоровья, футбольного тренера Сергея Герасимца, психолога Ирину Рюхину, бывшую баскетболистку и основательницу Агентства спортивной психологии, немецкого футболиста Михаэля Ённинга (тренирующего юношескую сборную Германии).

Разработка системы обучения обошлась «Юниору» в 1 млн руб. Внедрять методику начали в 2015 г. сразу во всех «Юниорах». Семенцов говорит, что по ней детей учат в игровой форме, один тренер ведет небольшую группу – не более восьми детей. Тренерам запрещено критиковать, понукать и захваливать юных футболистов.

Пошел по друзьям

Семенцов долго уговаривал друга детства – архитектора и любителя футбола Артема Кудрявцева основать школу в Новосибирске. В марте 2014 г. тот согласился. На первое занятие записалось 30 детей, и это окупило все затраты (100 000 руб.). «На первом занятии мы заработали больше, чем за три месяца в Томске», – хвастается Семенцов. Сейчас в Новосибирске работает 12 спортивных школ «Юниор».

После успешного опыта в городе-миллионнике Семенцов решил открывать школы в больших городах. В том же году в партнерстве с другим другом детства (вместе учились в школе в Горно-Алтайске, откуда Семенцов родом) Семенцов открыл две школы в Барнауле.

Осенью 2014 г. Семенцов продал новый автомобиль Nissan, а еще один друг, Алексей Анисимов, – Lexus. Они отправились завоевывать Москву. Затраты на аренду полей в Москве оказались выше, чем в регионах, но в целом расходы остались прежними – около 150 000 руб. на одну школу.

«Юниор» арендовал два поля – на Рублевке и у ст. м. «Павелецкая». С открытием школ помог бывший полузащитник «Томи» Василий Янотовский, которому принадлежит 20%-ная доля в московских «Юниорах». Сейчас в Москве шесть школ.

После Москвы Семенцов решил попробовать продавать франшизу.

Тренеры-любители

«Франшиза – самый быстрый путь развития. Не нужно нанимать персонал, управляющих, организация лежит на плечах владельца. К тому же мы не смогли бы сами открыть 200 школ – это было нам не по карману», – признается Семенцов.

Франчайзи сразу платит взнос в 250 000 руб., а если население города меньше 200 000 человек, он платит роялти – 10 000 руб. в месяц. В большом городе и при ежемесячной выручке более 200 000 руб.

франчайзи отчисляет «Юниору» 5% выручки.

По словам Семенцова, система держится на энтузиастах, которые не просто открывают школу, но и сами увлекаются футболом и даже тренируют детей.

«В ближайшее время мы хотим сделать правилом, чтобы франчайзи присутствовал на каждом занятии», – сказал Семенцов.

Первую франшизу на открытие футбольных школ в пяти городах (Волгограде, Астрахани, Сочи, Краснодаре, Вологде) приобрел знакомый Семенцова.

Бывший менеджер банка «ВТБ 24» Артур Калин из Санкт-Петербурга приобрел франшизу в феврале 2015 г., увидев объявление в интернете.

Он говорит, что вряд ли смог бы сам открыть спортивную школу: у него не было ни методики, ни конспектов занятий. К тому же он не выдержал бы конкуренцию с двумя работающими в городе школами «Юниор».

Сейчас у школы Калина 150 000–200 000 руб. выручки в месяц, у нее 80 учеников. Калин говорит, что ему нравится тренировать детей.

К концу 2015 г. у «Юниоров» было уже более 200 партнерских школ. И сейчас сеть Семенцова получает 90% выручки за счет франчайзи.

Из Томска в Глазго

Для родителей, да и для самих юных футболистов важна достойная цель тренировок. В 2015 г. сотрудники Семенцова написали письмо в известный футбольный клуб «Селтик». И в конце декабря 2015 г.

сеть «Юниор» подписала договор о сотрудничестве с детской футбольной академией при «Селтике» (копия есть у «Ведомостей»). По словам Семенцова, эта футбольная академия планирует приглашать в Глазго перспективных учеников «Юниора» в возрасте от 10 до 14 лет.

Подобные соглашения «Юниор» хочет подписать с детскими футбольными академиями греческого «Олимпиякоса», испанского «Реал Мадрида» и португальского «Спортинга».

Том Сауэр, директор и основатель Puma School of Speed, говорит: вероятность, что ученики «Юниора» станут профессиональными футболистами, низкая. По словам Сауэра, как правило, футболистами становятся дети бедных родителей, которые не могут платить за занятия.

«Если у ребенка действительно есть талант, то он будет заниматься в футбольной школе «Спартака» или другой команды, там обучение бесплатное», – говорит Сауэр.

Он считает, что бизнес-модель «Юниоров» выстроена грамотно: в России мало детских футбольных школ, а тренеры обращаются с учениками довольно жестко.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2016/04/29/639546-detskie-futbolnie-shkoli

Президент «РБК» Дерк Сауэр — о жизни и работе в России

Том Сауэр: зачем голландец открывает футбольные школы в Москве

Дерк Сауэр перебрался в Россию в 1989 году и с тех пор запустил больше сорока изданий. Благодаря Сауэру, в стране, ещё недавно закрытой железным занавесом, появилась первая англоязычная газета The Moscow Times.

Он же открыл первый глянец европейского характера для женщин Cosmopolitan и бизнес-газету «Ведомости». В 2006 году Дерк продал свою долю в основанном им издательском доме Independent Media финской медиагруппе Sanoma Oyj, но остался во главе бизнеса.

В 2012 году по просьбе Михаила Прохорова Сауэр возглавил совет директоров медиахолдинга «РБК».

Редактор The Village сходил на конференцию Dutch Alumni Day, где Сауэр выступал для выпускников голладских вузов, и задал ему несколько вопросов.

Об интересе к России

Я наблюдал за реформами Горбачёва, падением Берлинской стены, политикой гласности и чувствовал, что хочу быть частью этого. Хотя ещё не представлял, чем смогу заняться в чужой стране. Я полюбил Россию с первого взгляда, когда прилетел сюда в 1989 году.

До сих пор помню этот «советский» запах в Шереметьеве. Мне показалось, что именно здесь Запад и Восток объединяются. Люди выглядят как европейцы — они тоже белые, их лица похожи, но в то же время это не Европа, а Азия. Ощущение, будто находишься на перекрёстке двух культур.

Когда я прилетел в Москву, у меня был всего один контакт в записной книжке — журналиста Артемия Троицкого. Я пришёл к нему и сказал: «Меня зовут Дерк, я из Голландии и хочу здесь что-нибудь делать. Давай создадим журнал вместе».

Он загорелся идеей, и мы придумали первый глянец в CCCР — Moscow Magazine. Коммерчески он был совершенно провальным, но людям нравился.

О карьере в россии

Я воспринимал жизнь в России как пазл, который нужно собрать по частям. Каждый день приходил новый вызов: что-то не работало, что-то не складывалось. Я приехал из Голландии, страны с хорошо организованной системой, где всё понятно и навевает скуку. Для людей, которые любят искать решения проблем, Россия — совсем другое дело.

В 1992-м я запустил The Moscow Times — газету для экспатов. Вложил все свои сбережения, но их не хватало. Передо мной встал выбор: вернуться к рутинной работе или продать красивый дом в Голландии и на эти деньги запустить газету. Решение далось мне сложно. Я продал дом, разработал бизнес-план, погрузился в финансовые показатели компании и стал настоящим предпринимателем.

Вскоре мы запустили Cosmopolitan, который реально изменил наши жизни и стал библией современных русских женщин. В то время, в 1994 году, в стране было два больших журнала для женщин: «Крестьянка» и «Работница». В Cosmopolitan впервые стали открыто писать о сексе и карьере.

Женщины присылали нам письма благодарности: «Спасибо, мы оставили своих мужей и зажили счастливо». Я горжусь тем, что удалось повлиять на их сознание.

Недавно вышли результаты исследования, согласно которым женщин в России, занимающих посты в менеджменте, больше, чем во многих западных странах.

О продаже independent media
и приходе в «рбк»

Мне посчастливилось стать частью компании Independent Media, которая превратилась в крупнейший медиахолдинг России. Но семь лет назад я получил отличное предложение о его продаже. Кроме того, я понял, что процесс работы уже не вдохновляет меня, как раньше.

Всё-таки после запуска сорока изданий невозможно сохранить те же чувства, что после первого. Это стало рутиной. Большинство людей в жизни выбирают безопасность и стабильность. Это проще, чем всё время бросать себе вызов.

Но я хотел заняться чем-то новым, тем, что снова будет меня волновать.

В какой-то момент известный олигарх Прохоров пригласил меня присоединиться к «РБК». В стране тогда становилось всё хуже, свободу слова ущемляли, все телеканалы контролировались Кремлём и так далее. Прохоров сказал: «У меня есть „РБК“, и мне надо что-то с этим сделать.

Можешь взять это на себя?» Я сначала возразил, что никогда в своей жизни не работал на олигарха и вообще не люблю олигархов, потому что они часто вмешиваются и используют медиа для личных целей. Я объяснил, что у меня есть свои ценности, от которых я не отойду.

Прохоров ответил, что я могу делать всё, что посчитаю нужным.

Устойчивое мнение, с которым я борюсь, — это то, что в интернете
всё должно быть быстро. Скорость — не самое важное. Мы должны быть

не первыми, а лучшими

Так я получил совершенно новый опыт. Independent Media я создавал с нуля, это всё-таки была голландская компания. Теперь я занялся русским бизнесом.

Первое, что я заметил, — там работали в основном мужчины. Второе ощущение — компания «РБК» потеряла видение. Никто не мог сказать, почему и зачем она существует. Ценности потерялись, когда деньги стали главным фокусом топ-менеджмента. Вернуть компании видение стало моей главной задачей.

Я понял, что придётся сменить менеджмент. Начал увольнять старых и приводить новых людей. Конечно, я стал приводить больше женщин. Мне правда кажется, что в компании должны быть не только мужчины.

Я пригласил одного из лучших редакторов на рынке, Лизу Осетинскую. Тогда многие были фрустрированы тем, что произошло в «Коммерсанте», «РИА Новостях», «Афише-Рамблере», везде были проблемы.

Люди почувствовали, что мы создаём новую Голландскую республику в «РБК», и стали к нам тянуться.

О журналистике в россии

Все мы понимаем, какая сейчас обстановка в мире. В России повторяют клише об Америке, в Европе много клише о России. Мы живём в параллельных вселенных. Когда я приезжаю в Голландию, защищаю Россию, меня там называют путинистом. В России же считают, что я агент Запада, потому что стараюсь внедрить западные ценности.

На самом деле я просто нахожусь в середине и пытаюсь держать разум открытым. Это то, о чём я говорю журналистам и людям, с которыми работаю. Важно быть независимым и не попадать в ловушку, где ты прорусский или проевропейский. Преподносить факты такими, какие они есть. Если русские солдаты на Украине, нужно сказать, что они на Украине.

Дальше человек сам решит, плохо это или хорошо.

Сейчас в России мы, пожалуй, единственное место, куда люди могут прийти и работать по таким принципам. Мы очень трепетно относимся к проверке фактов. Устойчивое мнение, с которым я борюсь, — это то, что в интернете всё должно быть быстро. Скорость — не самое важное. Мы должны быть не первыми, а лучшими. Работать так, чтобы люди знали, что на нас можно положиться.

Русская журналистика в целом оставляет желать лучшего. Мне нравилась Lenta.ru в прошлом составе, но, если посмотреть на факты, у них было очень много ошибок. Любая проверка фактов в большинстве российских изданий показывает, что они публикуют просто слухи. Это большая трагедия для журналистики.

О деньгах

Недавно я читал лекцию студентам журфака и спросил, кто из них хочет работать журналистом. Руку подняли только 20 %. А когда спросил, кто хочет стать госслужащим, поднял практически каждый.

Они воспринимают это как хороший способ делать деньги. Но я думаю, что деньги не могут быть целью. Мне повезло хорошо заработать, но я никогда не стремился к богатству. Я хотел создавать интересные вещи.

И жизнь показывает: если ты делаешь интересные вещи, то становишься успешным.

То, что я сделал в России, я бы никогда не сделал в Голландии. Там люди стоят на вершине горы, смотрят вниз
и каждый раз боятся оступиться

Вот пример. Я и моя жена занимаемся йогой уже около двадцати лет. Мы начинали, когда это ещё не было модным. Мы запустили журнал Yoga, чтобы поддерживать сообщество таких же увлечённых. Но мы не рассматривали его как бизнес.

Сейчас людей, которые любят йогу, стало много, так что наш журнал стал успешным. Мы проводим конференции и мастер-классы, на которых теперь зарабатываем. Но изначально мы просто создавали журнал, потому что верили в то, что это полезно.

Когда веришь во что-то, однажды становишься успешным и получаешь честные деньги.

Об ошибках

Конечно, мне не всё удавалось. Я много раз ошибался, это неизбежно. Только на ошибках можно научиться чему-то важному. Когда я приглашаю людей на работу, я так и говорю им: «Добро пожаловать в нашу компанию.

Надеюсь, вы будете делать ошибки». Когда человек ошибается, это означает, что он готов взять за что-то ответственность и принять решение. Мне нравятся инициативные люди, которые не ждут, пока им скажут, что делать.

О семье

Работа занимает важное место в моей жизни, но семья всё-таки первое. Я стараюсь учить своих детей базовым ценностям: оставаться скромными, даже если ты большой босс, быть откровенными и честными.

Я, например, не беспокоюсь, что кто-то вскроет мою почту, потому что мне нечего скрывать. Я говорю всем одни и те же вещи. Мои дети выросли в России и хотят оставаться здесь, хотя имеют все возможности уехать в Амстердам.

Cтарший 27-летний сын развивает здесь бизнес. Говорит, ему Москва нравится больше.

О русских и голландцах

То, что я сделал в России, я бы никогда не сделал в Голландии. Там люди стоят на вершине горы, смотрят вниз и каждый раз боятся оступиться. Даже если шаг совсем маленький.

Заголовок в газете кричит: «Экономика в кризисе», а потом читаешь текст — «рынок упал на 1 %». Вся страна в трауре.

Люди боятся любых рисков и движения, поэтому, несмотря на высокий уровень жизни, голландцы часто несчастливы.

В России нефть упала на 30 %, а мы всё ещё живы. Здесь люди карабкаются в гору. Мы забираемся и падаем, забираемся и падаем, но всегда смотрим вверх, и это делает жизнь приятнее.

 Фотографии: РИА Новости, imedia.ru

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/direct-speech/169897-derk-sauer-o-zhizni-v-rossii

Такса «Аякса»

Том Сауэр: зачем голландец открывает футбольные школы в Москве

«Аякс» в подмосковной Истре – как это стало возможно? А очень просто. Под брендом «Аякса» организован лагерь, в котором в режиме футбольных сборов отдыхают обычные дети.

«Аякс» в подмосковной Истре – как это стало возможно? А очень просто. Под брендом «Аякса» организован лагерь, в котором в режиме футбольных сборов отдыхают обычные дети.

Неусидчивый голландец Том Сауэр, тот самый рыжий паренек, что работал переводчиком Руда Гуллита в «Тереке», пригласил нас в Истру, чтобы открыть тайны создания детского футбольного лагеря «Аякса». Том в совершенстве владеет русским языком, учился в московской школе.

Обыватель сделает вывод: кто-то хочет влегкую срубить на детишках деньжат – ведь недельная путевка стоит 40 тысяч рублей на одного ребенка. Но в лагере эти дети, пожалуй, не просто так.

Когда мы выехали к полю точно под Новоиерусалимским монастырем, российская команда «Аякса» выигрывала со счетом 2:1 у истринской ДЮСШ. У таких же детишек, только занимающихся футболом на постоянной основе.

Не все тюфяки, значит.

Наши топ-клубы, впрочем, почему-то этим бизнесом не занимаются. Малые прибыли вне интересов убыточного российского футбола.

«ТОМ СОЙЕР, СПАСИБО ЗА «PLAYBOY»

Том Саэур мог бы, что называется, не париться. Родители (отец Дирк Сауэр и мама Эллен Фербеек) сколотили приличное состояние на издательском бизнесе в России. А их сын пошел в футбол.

В эти дни у него разно­образные хлопоты. Тренировки на двух полях. А после – творческий вечер. Абхазские ребята хотят лезгинку танцевать, а один мальчик вызвался прочесть стих Есенина.

– В детстве представлял себе Тома Сойера именно таким, как вы. Даже имя почти идентичное – Том Сауэр.– Чтобы провести аналогию до конца, занимаюсь мореплаванием, – уточняет Том. – Один раз пересек Атлантику на парусной яхте. В другой – как Федор Конюхов, на весельной лодке. Правда, на полпути перевернулся и едва не утонул. Наверное, зря родители меня так назвали.

– Кстати, о родителях. Спасибо вашему семейству от мужской части населения страны за «Playboy».– Это отцу спасибо. Я тогда еще слишком мал был, чтобы в чем-то подобном участвовать. Честно, даже на кастингах девушек месяца никогда не был. Когда подрос, журнал выпускали уже другие. Мама, кстати, участвовала в жюри модельных конкурсов, но тогда я всего этого не понимал.

– Действительно все голландские тренеры советовались с вашим отцом перед приездом в Россию?– Да. Я и сам успел познакомиться не только с Гуллитом, но и с Хиддинком, Адвокатом.

– Правда, что могли работать с Диком в «Динамо»?– Разговор с Диком действительно был. Если он и вернется в Россию, то в один из столичных клубов. И если бы все сложилось, то я работал бы с ним. Впрочем, сейчас я стал старше и не знаю, пошел бы на это. Занят другими проектами. Но мы созваниваемся раз в два-три месяца.

– Все были уверены, что после этого сезона Хиддинк уйдет на пенсию. Он и сам не скрывал желания. И вот новый годовой контракт с «Анжи».

Сколько денег нужно Гусу, чтобы завязать?– Насколько я понимаю, «Анжи» собирается нанять еще одного голландца – бывшего тренера ПСВ Фреда Рюттена.

Если все состоится, Рюттен будет выступать в качестве полевого тренера, а Гус скорее сосредоточится на функциях менеджера. Так можно продолжать еще долго.

– У многих складывается ощущение: старик уже хочет только денег.
– В Голландии возникают такие же мнения. Но не он виноват в том, что ему дают эти деньги. Система виновата.

Какой опыт накоплен у российских клубов?

«ЗЕНИТ»

В клубе воздержались от подробных комментариев по теме, но ясность внесли. Создание футбольных лагерей для всех желающих – дело нерентабельное. Клуб сосредоточен на летней программе для воспитанников академии. Идея создания общедоступных лагерей витает в воздухе, но тут надо искать частного инвестора.

«ДИНАМО»

Клуб никогда не организовывал лагерей для всех желающих: не хватало тренеров. Впрочем, команды клубной академии отправляются летом в восемь лагерей в разных регионах России. Туда ребята, желающие попасть в академию, могут приехать на просмотр.

«ЛОКОМОТИВ»

В 2010 году клуб организовывал недельный лагерь для детей от 8 до 14 лет. Участникам были обещаны спортивный режим, насыщенные тренировочные занятия (включая индивидуальные), трехразовое питание, развлекательная программа, именные сертификаты и подарки от клуба. Более к этой практике железнодорожники не возвращались.

«КУБАНЬ»

Спортивный директор «Кубани» Сергей Доронченко рассказал:

– У клуба нет лагеря, куда бы обычные дети могли летом приехать и потренироваться. Под эгидой клуба такие мероприятия не организовываем, но есть смысл об этом подумать.

В советские времена такая практика была. Дети одного возраста выезжали на месяц. И тренировались, и отдыхали. Следуя сегодняшней моде, это можно было бы назвать восстановительным сбором. Была такая практика. Правда, ребята были из спортшкол, – отметил он.

ЦСКА

Армейцы для обычных ребят футбольных лагерей не организовывали.

«СПАРТАК»

В лагере «Орленок», что расположился на Черноморском побережье, открыт футбольный отряд «Спартак». Одна оговорка – поехать может лишь мальчик, причем он должен быть не младше 10 и не старше 16 лет.

Продолжительность смены – 21 день. Цена удовольствия – 41–42 тысячи рублей. Условия размещения способствуют формированию спартанского духа – 10–15 человек в номере, туалет на этаже.

Ребенка обучат, как бить по мячу, контролировать его и отбирать у соперника и т.д. На каждый день запланировано по два занятия. Ребенок сможет улучшить свою координацию, прыгучесть и реакцию. Также организаторы лагеря обещают, что дети смогут встретиться и пообщаться со звездами клуба прошлых лет: Федором Черенковым, Дмитрием Аленичевым, Владимиром Бесчастных, Ильей Цымбаларем

Кстати, путевки давно раскуплены и остается только ждать следующего лета и отзывов в этом лагере побывавших.

«БОЯТСЯ, ЧТО УКРАДЕМ ИГРОКА»

– Почему, на ваш взгляд, опыт российских клубов по созданию подобных лагерей минимален?– Возможно, это просто не нужно никому в клубах. Необходимо проделать немаленький объем работы, при этом сразу отдачу почувствовать не удастся. Знаю, что «Спартак» и «Зенит» создавали подобные лагеря.

– Интересовались, что с ними стало?– Нет, слышал только, что в «Спартаке» затея не прижилась.

– Не хотели бы предложить идею создания подобных лагерей руководителям Чечни, где вы работали вместе с Рудом Гуллитом? Открывали бы лагеря по всей республике.

– Идея отличная, но упор пришлось бы делать на социальную значимость – не думаю, что в Чечне мы набрали бы достаточное количество детей, чьи родители смогли бы оплатить такие путевки.

Проект смог бы существовать при спонсорстве «Терека», но в первую очередь прививал бы любовь к клубу, а не преследовал какие-то иные цели.

– Опасаетесь ли конкуренции и ощущаете ли ее в принципе?– Конкуренция есть, но бояться ее никогда не стоит. Да, дети едут в лагеря мадридского «Реала» или лондонского «Арсенала», но дайте нам время.

– Есть ли ревность со стороны?– Как таковой нет. Иногда кто-то боится отпускать своих воспитанников, переживает, что украдем. Но это полный нонсенс, достаточно простого объяснения, чтобы человек все понял.

– В пионерских лагерях все устраивали «королевские ночи»: в последний день смены разрисовывали спящих воспитателей зубной пастой, прятали банановую кожуру под подушку и делали прочие гадости. Но бывают и случаи с разборками между детьми.

Как пресекаются в лагере шалости, конфликты?
– Если честно, вы поставили меня в тупик. У нас существуют строгие правила, запрещающие любые драки и агрессию, но ни с чем подобным сталкиваться не приходилось. И, уверен, не придется.

Дети постоянно находятся под присмотром воспитателей или тренеров. Им, поверьте, есть чем заняться.

«ГОТОВ ОСТАТЬСЯ БЕЗ ПРИБЫЛИ В ПЕРВЫЙ ГОД»

Самый подходящий момент перейти к главному – к детскому лагерю «Аякса», который организовал Том.

– Я из предприимчивой семьи. Сели с отцом: нравится футбол, что бы с ним сделать? Во всем мире существуют футбольные лагеря, многие русские дети туда ездят, но в России их нет. При этом съездить в лагерь мадридского «Реала» стоит около 80 тысяч рублей.

Получалось, что богатенькие отправляли своих детей в Мадрид и Барселону, а какого-то среднего варианта на родине не существовало. Проект показался мне интересным с коммерческой точки зрения – средняя цена путевки получалась 38–40 тысяч.

Для меня это возможность развиваться, но и важно дать российским детишкам позаниматься с тренерами «Аякса».

– Почему «Аякс»?– Мы, голландцы, болеем за «Аякс». Отец знаком с Йоханом Кройфом. Мы вышли на клуб, договорились. Они уже создали подобные лагеря в семи странах.

– Для голландского социума 40 тысяч рублей за неделю, может, и нормальные деньги. Для России это…
– Немало. Прекрасно понимаю ваш вопрос. Мне бы тоже хотелось, чтобы стоимость не превышала 20 тысяч.

Скажу откровенно: в этом году на проекте практически ничего не зарабатываю. Вся прибыль идет на покрытие расходов за проживание, питание, на автобусы, на форму, на зарплаты тренерам. Платим даже за бренд «Аякса».

Я мог бы сделать все дешевле, но тогда пострадало бы качество.

Настоящие голландцы

Интересно как именно Тому удалось все провернуть.

– Сколько стоит привезти в Россию тренеров из академии «Аякса»?– Контрактные обязательства с «Аяксом» не позволяют назвать точных цифр. Но за неделю мы тратим на тренеров меньше, чем некоторые люди с Рублевки за один вечер в ресторане. Скажем так: не астрономически дорого, но и не астрономически дешево.

Наши тренеры? Алекс Гирнерт занимается с 10‑летними в школе «Аякса». Марио Брагони тоже работал в «Аяксе». Кроме того, у нас есть несколько тренеров, игравших в футбол полупрофессионально. За неделю до открытия лагеря мы все собрались на тренировочном поле и попытались прийти к какому-то единому тренерскому стилю. Делим детей на три возрастные группы.

Приход – семь миллионов

Постараемся понять, как голландцы зарабатывают на сборах в Подмосковье.

– По деньгам я поставил себе задачу выйти по итогам первого года в ноль, – признается Том. Корреспондент «Советского спорта» постарался понять, во сколько Сауэру обходится создание лагеря, и сравнить с суммами, которые он на проекте зарабатывает. Берем в расчет только первые пять недель, проходящие в Истре (шестая смена пройдет в лагере «Орленок» на Черном море).

ПРИХОД

Смена Количество Из них Выручка (в рублях детей бесплатно исходя из цены 40 тысяч с человека)1‑я неделя 35 1 1,36 миллиона2‑я неделя 48 18 1,2 миллиона3‑я неделя 37 3 1,36 миллиона4‑я неделя 50 25 1 миллион5‑я неделя 50 12 1,52 миллионаВсего 237 59 6,44 миллионаРАСХОДЫГрафа расходов Потраченная сумма (в рублях)

Проживание в санатории «Истра»

500 тысяч рублей (средняя стоимость проживания исходя из информации на официальном сайте санатория – примерно 1,5 тысячи рублей, умножаем ее на количество учеников в каждой смене)

600 комплектов формы

1,12 миллиона (один комплект – 1866 рублей)

Аренда полей на стадионе «Истра» (9 июня – 13 июля)

1,5 миллиона рублей (цифра ориентировочная)

Зарплата голландским тренерам

1,5 миллиона (цифра ориентировочная)

Зарплата российским сотрудникам (10 тренеров, врачи, пресс-служба, воспитатели и проч.)

1,5 миллиона рублей

Прочие траты

(за бренд «Аякса» и т.д.)

500 тысяч (цифра ориентировочная)

Итого

6,6 миллиона (цифра ориентировочная)

Почему голландцы могут, а мы – нет?

Ведущие российские клубы явно пренебрегают своей популярностью. Лагеря для юных болельщиков – тот случай, когда лишние доходы явно мешают.

Андрей БОДРОВМы видим, как «Аякс» из Амстердама делает цент или даже целый евро на российской земле. Голландцы организовали подработку на лето для сотрудников клуба. Продумали. Пришли. Заработали. Пусть не миллионы, зато открытым способом. Своими футбольными мозгами, трудом на поле. Трубы у них нет – только имя и навыки.

Голландцы пришли на рынок Московского региона, где по европейским меркам предостаточно детишек с обеспеченными родителями и… не обнаружили конкуренции.

А чё, добро пожаловать! Наши клубы с приставкой «топ» такой ерундой не занимаются. Они созданы для грандиозных проектов, а не детсад тут устраивать.

Пусть лучше их хваленый «Аякс» попробует, как мы, – совершать покупки-продажи на десятки миллионов евро в жаркое межсезонье. Слабо?

Что касается клубных программ развития, то это к акционерам. Хотят программ – пусть деньги выделяют. А мы пока о программке подумаем. К первому туру по привычке напишем что-нибудь про «популяризацию бренда» или «развитие детско-юношеского футбола».

Трудоустройство ветеранов? А чем мы им обязаны? Пенсию – получают. Конвертик – на праздник. Ветераны помоложе могут поехать на автобусе на празднование двухсотлетия уездного городка и заработать там еще один конвертик.

А еще лучше брать пример с Аленичева, Титова и всего этого смышленого поколения. Они сами в состоянии найти туркомпанию и заработать на почитателях. Знающие себе цену в футболе молодые люди проводят кубки своего имени на зарубежных курортах. Утром – пляж, вечером футбол на полполя, а ближе к ночи – тосты за чемпионов и танцы. Но это уже для взрослых.

Короче говоря, «Аякса» в России мало. Надо бы подтянуть «Барселону», «МЮ», «Милан»… Все флаги в гости к нам!

Источник: https://www.sovsport.ru/football/articles/619264-taksa-ajaksa

Хотите открыть свою футбольную школу? Вот что нужно знать, чтобы не прогореть | Rusbase

Том Сауэр: зачем голландец открывает футбольные школы в Москве

Футбол, без преувеличения, игра номер один во всем мире. С проведением Чемпионата мира в России интерес к нему только возрастает. И если раньше вы сомневались в том, имеет ли смысл открывать собственную футбольную школу, то подходящий момент настал!

Руслан Баширов, CEO и совладелец сети футбольных школ для детей «Чемпионика», рассказал, о чем нужно помнить, если вы хотите запустить такой проект.

Итак, с чего начать?

1. Методика

В первую очередь вы должны знать, что из себя представляет современный футбол, и знать, как обучать детей. Не с точки зрения обывателя, а профессионала.

Тренировочная методика должна отвечать современным мировым тенденциям, иначе вы не будете отличаться от других «любительских» школ.

Разработку методики доверяйте только профессионалам, знакомым с современными исследованиями в области футбола и понимающим основы детской физиологии и психологии.

Не забывайте о возрастных особенностях детей. Если упражнения подобраны неправильно, в лучшем случае ребенок не будет справляться, в худшем — получит травму. И помните, тренировки должны быть интересными! На скучные однотипные занятия дети просто не будут приходить.

Занятие в футбольной школе

Как это реализовали мы? Мы с самого начала понимали, что от методики зависит будущее проекта.

Поэтому за спортивную часть в компании всегда отвечают профессионалы: наши спортивные директора получали образование в европейских футбольных академиях, имеют лицензии на преподавание.

С их помощью удалось вывести идеальную формулу тренировок, а нашим девизом стала фраза: «Мы учим детей любить спорт».

Поэтому мы ушли от жесткого давления на детей и монотонности, сделав акцент на удовольствии, которое дети получают от игры.

На практике это значит, что мы стараемся делать больше касаний с мячом, минимизировать ожидание в очереди, включить в тренировки больше разнообразных упражнений. К тому же для каждого возраста есть свои «фишки».

Например, дошкольники отрабатывают футбольные элементы в игровой форме, ведь дети в этом возрасте воспринимают мир через фантазию и любят сказки.

2. Найти правильного тренера

Даже если в России пока нет большого рынка профессиональных тренеров. Даже если на поиски уйдет много времени. И даже если в какой-то момент вы подумаете, что «идеального тренера» не существует — сдаваться нельзя. Ведь тренер, по сути, и есть тот продукт, который вы предлагаете клиентам.

Хороший тренер станет наставником для ребенка и создаст атмосферу, в которой дети не боятся ошибаться и пробовать. Не допускается крик, все общение должно происходить на одном уровне с юными футболистами. Важно создать комфортную для детей среду, в которой они могут развиваться как в команде, так и индивидуально.

Как это реализовали мы? Чтобы помочь нашим франчайзи с подбором тренера, мы проводим финальные собеседования с кандидатами. Кроме того,  мы очно обучаем методике в собственной академии в Москве.

Только так можно поддерживать единые стандарты качества и не допустить вольных интерпретаций конспектов.

Счастливыми обладателями дипломов и разрешением на работу в наших клубах стали уже более 500 тренеров, среди которых есть и бывшие футболисты!

Когда мы открывали первые школы в Красногорске, спорт для маленьких детей был чем-то уникальным. Была классная возможность сделать что-то новое на рынке, что еще никто не делал до нас, а это всегда вызывает дополнительный интерес. Но для начала необходимо было найти тренера. Это было самое сложное, на поиски я потратила около месяца.

Основная проблема состоит в том, что тренер должен быть не только прекрасным профессионалом и иметь опыт работы с детьми, он должен обладать хорошими человеческими качествами. Ведь дети все считывают. И человек в процессе работы может проявлять себя по-разному: либо как тот, с кого хочется брать пример, либо человек начинает вести себя не совсем корректно и тогда нужно с ним.

3. Бренд

Несмотря на то что рынок футбольных школ сейчас в тренде, и конкуренция увеличивается, то, за счет чего вы можете выделиться – это бренд и доверие к нему. Покажите, что вашей школе доверяют не только родители, но и профессионалы. Для этого узнайте все о профильных конкурсах и премиях, выберите те, что подходят вам по масштабу, и участвуйте!

Полезно будет получить и отзывы футбольных игроков, поэтому постарайтесь добыть их контакты и пригласить на занятия. Возможно, вас это удивит, но футболисты зачастую неравнодушны к развитию детского футбола и охотно идут на сотрудничество.

Как это реализовали мы? В момент запуска проекта мы показали новый подход к тренировкам и получили одобрение уважаемых футбольных организаций. Российский футбольный союз оценил принципы обучения детей, и наша методика получила положительную рецензию.

4. Маркетинг и привлечение клиентов

Как и в любом бизнесе, очень важно иметь выстроенную систему привлечения клиентов и продажи. Детский спорт — достаточно конкурентная сфера, в которой мы боремся за свободное время родителя и выбор услуги для его ребенка. Чаще всего вопрос ставится не о том, какую футбольную школу выбрать, а отдать ребенка на футбол, или, скажем, рисование.

Поэтому важно с самого начала показать клиенту ценность вашего предложения. У футбольной школы есть свои особенности бизнес-модели:

  • Продажа абонементов и их продление

  • Приглашение на пробные занятия

  • Продажа формы и дополнительной атрибутики

  • Проведение турниров и лагерей.

Если правильно проработать цепочку касаний с клиентами, то они пройдут все этапы с пониманием ваших преимуществ. А еще будьте готовы к тому, что какой бы прекрасной ни была ваша услуга, претензии или возражения у потенциальных клиентов все же найдутся.

Юные футболисты с тренером

Как это реализовали мы? Если вы зайдете на наш сайт и в соцсети, ознакомитесь с -каналом и pos-материалами, то вы сразу почувствуете особенности компании. На каждом этапе мы показываем, что футбол дарит детям позитивные яркие эмоции, и у нас европейская методика и профессиональные тренеры.

5. Проводите соревнования

Чтобы поддерживать лояльность существующих клиентов, родителям и детям нужно давать что-то большее, чем просто тренировки. В футболе мы можем проводить турниры и этой возможностью нужно пользоваться.

В детских садах принято проводить открытые занятия два раза в год. На них мы должны показать, чему научили детей. Это, конечно, занимает много усилий и временных затрат, но с другой стороны, я понимаю, что это полезно для всех.

Тренеры видят, что они делают действительно хорошее дело, и родители их благодарят. Многие отмечают отличную динамику. И мне это полезно, я вижу, что ребята действительно отработали на 5+ — вывели детей на другой качественный уровень.

Турнир — то самое мероприятие, на котором объединяются дети, родители и руководители футбольных школ. Кроме того, это хорошая возможность показать, чему научился ребенок на тренировках. Даже если вы разделяете философию «победы  – не главное», результат от занятий должен быть, и его проще всего оценить именно во время соревнований.

Материалы по теме:

Каждый может заработать на Чемпионате мира по футболу 2018. И вот как

За что Digital-специалисты должны любить футбол?

Как ресторанам подготовиться к ЧМ-2018, чтобы привлечь больше новых клиентов

Как «Альфа-Банк» спонсирует ЧМ-2018 в России

Инновации в спортивном бизнесе: как технологии меняют эту сферу уже сейчас

Актуальные материалы — в Telegram-канале @Rusbase

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Источник: https://rb.ru/opinion/futbolnaya-shkola/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.