«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

Опасные связи текстов и тел: «Машина Мюллер» в «Гоголь-центре»

«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

Говорить о спектакле будут весь грядущий год и дольше; вызывающая, сложно сконструированная форма, уйма смыслов, ни одна рецензия не может быть исчерпывающей; нижеследующий текст — попытка структурировать первые впечатления; для удобства чтения разбит на главы с отступлениями.

Отступление 1

Написал «для удобства» не просто так: тексты Мюллера — рваные, гипертрофированные, сочащиеся цитатами, разрушающие нарратив, растущие из руин истории и мифов — какие угодно, только не удобные; мучительно тяжелые для чтения — не говоря уж об интерпретации. Рецензия — по контрасту — должна быть удобной.

Алекс Йоку

Глава первая. Про Мюллера

Мюллер — махина. В 2012-м на русском издали увесистый том его основных работ: справиться с книгой — уже подвиг.

Премьере в «Гоголь-центре» сопутствует большая образовательная программа, лекции переводчика Владимира Колязина и театрального критика Ольги Федяниной; если попробовать в двух словах, для «чайников» (я и сам в его суггестивных текстах чувствую себя «чайником») — то так.

Классик, проживший (1929–1995) в трех Германиях — нацистской, социалистической и объединенной, при коммунистах — обладатель уникального статуса: выездной диссидент, экспортный гений, редко ставившийся в ГДР, но востребованный — при радостном согласии партийных бонз — на капиталистическом Западе.

В текстах часто опирался на чужой, причем потрясающе разнородный материал — от Шекспира и Шодерло де Лакло до советских мастеров социалистического реализма Федора Гладкова («Цемент») и Александра Бека («Волоколамское шоссе»); впрочем, в каждом есть базисные для Мюллера элементы — мифология и история.

Характер нордический, выдержанный, умен и афористичен, легко расходится на цитаты; в видеоподборке, идущей в фойе «Гоголь-центра», выделяется фраза «В работе мой главный импульс — разрушение», в эпиграфе, открывающем спектакль, — «Единственное, в чем публика может быть единой, — страх смерти, он есть у всех».

Смерть — то, с чем ребенок Второй мировой сталкивается раньше других детей. Разрушение — слово, необходимое для понимания мира Мюллера, мира после катастрофы, где в начала начал — деконструкция; пьесу «Квартет» — один из текстов, положенных в основу спектакля Серебренникова — предваряет ремарка «время и место действия: салон кануна Французской революции / бункер после третьей мировой войны».

Постановки Мюллера в России можно перечесть по пальцам. Среди самых известных – спектакль Теодора Терзопулоса «Квартет» 1993-го года с Аллой Демидовой и Дмитрием Певцовым — о нем ничего не могу сказать, не застал. В нулевые — «Медея.

Материал» Анатолия Васильева в Пятой студии «Школы драматического искусства» на Поварской с актрисой «Комеди Франсез» Валери Древиль — часовой монолог не встающей с места Чужой, изгнанницы, почти инопланетянки (запись посредственного качества — здесь), пример тотального, духовного и физического обнажения (немного забегая вперед — тот же синтез текста и тела, что на новом, высокотехнологичном и объемном уровне предпринимает Серебренников). В десятые годы — «Любовная история» Дмитрия Волкострелова в петербургском «Приюте комедианта», вызывавший нервические вопли и топот возмущенных ног формальный эксперимент, в котором, впрочем, ничего провокационного не было: короткий рассказ о студенте и девушке Волкострелов разложил на четыре актерских голоса, волновавшая Мюллера феминисткая «теория стакана воды» (популярная в первые годы советской власти идея «заняться сексом так же просто, как выпить стакан воды») воплощалась только в работе художника Ксении Перетрухиной — стаканы с водой декорировали фойе. «Машина Мюллер» — первый эпический подход российского театра к Мюллеру, огромный (даром, что длится всего два часа без антракта), бездонный спектакль.

Алекс Йоку

Отстутпление 2

«Гамлетом-машиной» (1977; второй после «Квартета» основополагающий текст постановки в «Гоголь-центре») Серебренников «болен» давно: отголоски «Гамлета» звучали в концерте-перформансе «Проект “Машина”» на Малой сцене МХТ 23 декабря 2009 года (правда, о панораме современной академической музыки тот разовый проект давал большее представление, чем о пьесе, его инспирировавшей). В интервью с Петром Федоровым для журнала GQ Кирилл говорил Петру: «Я тебе хочу дать текст один, который мои театральные актеры не знают, как сделать, а ты, я думаю, можешь. Это текст “Гамлет-машина”, написанный великим немецким драматургом Хайнером Мюллером. Ситуация постдрамы. У нас же до сих пор “новая драма” тянется, а у них были разные периоды. И в 80–90-е годы был такой постдраматический синдром, когда авторы разрушали и деконструировали речь, текст — это в форме. А в содержании они отражали картину такого удивительного, гибнущего, страшного и при этом очень сексуального мира. Это монолог Гамлета, который играет и Гамлета, и Офелию, и всех-всех-всех, он играет 150 тысяч ролей. Это очень странный текст, и это вообще не пьеса. Явление. Мне кажется, это нужно сделать с современными технологиями, на границе кино, видео, театра и мультимедиа. Я такие тексты очень люблю, они нас формируют, меняют. Наша же задача меняться все время».

Глава вторая. Про «Машину Мюллер»

Не ждите от спектакля стройного повествования. Два года назад Юрий Бутусов поставил в Театре им. Ленсовета «Кабаре Брехт» (Мюллера почитают как духовного наследника Бертольта Брехта, не случайно в 1990-е он руководил брехтовским «Берлинер Ансамблем»), вынеся в название жанр.

Примерно так же поступает Серебренников: на сцене «Гоголь-центра» строится именно машина, технически сложная, многоуровневая, работающая от разных, противоречивых источников энергии. Это спектакль-конструктор, спектакль-трансформер, в котором несколько сильнодействующих элементов.

Каждый из них мог бы стать основой полноценного действа — Серебренников даже слишком щедр.

Тексты Мюллера, это раз: «Квартет» (отдан Сати Спиваковой и Константину Богомолову; в составе исполнителей нет ошибки: когда постановщик французского «Квартета» Маттиас Лангхоф спросил Мюллера: «Это пьеса для четверых актеров?» — тот ответил: «Нет, только для двоих»); «Гамлет-машина» (выдающееся соло Александра Горчилина), два рассказа, одно стихотворение, одно эссе, фрагмент беседы с великим кинорежиссером-экспериментатором Александром Клуге.

Драматические актеры, это два: Спивакова и Богомолов, нечасто появляющиеся на сцене в таком качестве, разыгрывают «Квартет», нареченный кем-то из зарубежных критиков «комедией непотребства».

Персонажи, масками которых Сати и Константин легко обмениваются, — порочные соблазнители маркиза де Мертей и виконт де Вальмон, предающиеся разврату (точнее, разговорам о нем) в канун Великой Французской революции; Мюллер, создавая свою версию «Опасных связей» де Лакло, держал в голове и достижения маркиза де Сада.

Этот гениально-генитальный текст о сексуальности и войне полов, граничащей с терроризмом, решен как наглый хулиганский фарс, в котором актеры не стесняются жирных мазков.

Неоднозначный выбор исполнителей, интриговавший и внушавший сомнения до премьеры, получается предельно точным — к месту и природный лоск Спиваковой (он позволяет выдерживать сравнение с киносоперницами из экранизаций де Лакло — Аннет Беннинг в «Вальмоне» Милоша Формана и Гленн Клоуз в «Опасных связях» Стивена Фрирза), и глумливый анархизм Богомолова, культивируемый им в постановках последних лет и сказавшийся на собственном имидже. Александр Горчилин играет все роли «Гамлета-машины», текста о диктатуре и революции: он и блуждающий по свихнувшемуся веку, сдерживающий стихию голых тел металлическими заграждениями то ли бунтарь, то ли тиран, и истекающая межножной кровью Офелия, «женщина с петлей на шее, женщина со вскрытыми венами, женщина с избытком кокаина на губах». В бытность студентом Горчилин получил от Серебренникова определение «саркастический перформер» — в этой эпохальной роли он дает и сарказм, и горечь, и боль (которой в рационально построенной «Машине» — минимум); я не знаю, кто бы еще мог с такой достоверностью произнести немыслимый, политически-поэтический текст Мюллера о крови и тошноте, о мире, беременном фатальным взрывом.

Алекс Йоку

Танцовщики-перформеры, это три. Многие заявили о себе как о сильных драматических артистах и в проекте «Платформы» «100% Furioso», и в гогольцентровских «Русских сказках»; Ольга Добрина вообще кинозвезда, актриса фильмов Алексея Федорченко «Овсянки» и «Небесные жены луговых мари».

Но в «Машине Мюллер» 19 абсолютно обнаженных парней и девушек образуют коллективное тело, подчиняющееся хореографической мысли Евгения Кулагина; они — плоть и магма спектакля, посвященного распаду, бренности (в прологе сцена заставлена предметами больничного интерьера) и вечности телесного мира, незаменимые детали «Машины Мюллер», придающие ей мобильность даже тогда, когда другие элементы тормозят. Я считаю своим долгом перечислить имена всех перформеров: Ирина Брагина, Василий Бриченко, Анна Галлямова, Артем Герасимов, Екатерина Дар, Ольга Добрина. Марат Домански, Ирина Дрожжина, Алексей Котовщиков, Георгий Кудренко, Юлия Лобода, Алексей Овсянников, Станислав Рижевич, Диана Рогова, Станислав Румянцев, Ирина Теплухова, Анна Тармосина, Лаура Хасаншина, Игорь Шаройко. Отважные и талантливые люди (о значимости тела — колонка Серебренникова в новом номере нашего журнала)

Музыкальная партиутра, это три: хтоническая электроника Валерия Васюкова и исполненные Московским ансамблем современной музыки оригинальные композиции Алексея Сысоева наполняют воздух чувственной вибрацией, звук комментирует действие и диссонирует с ним.

Ильи Шагалова, это четыре: в диапазоне от живописных абстракций до хроники огненных лет, то сухой, то поэтичный визуальный язык — часть исповедуемого Серебренниковым мультимедийного подхода.

Вокальные номера Артура Васильева, обладателя женского сопрано, героя «Голоса», — это пять. На мой вкус (Кирилл Семенович, прости) — пятое колесо в «Машине», утяжеляющий, придающий спектаклю сомнительное сходство с эстрадным ревю, фактор.

Да, пластический фрагмет под трек My Heaven Is Lost немецкого музыканта Тобиаса Зиберта (aka And the Golden Choir) изумительно красив, возникающий в самый неподходящий, «гамлетмашиновский» кусок советский поп-шедевр «Миллион алых роз» напоминает о лирике увядающего коммунизма и соц-арте, но вообще перебор; тут бы с четырьмя предыдущими компонентами справиться.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/105426

«Наш зритель всё ещё способен взглянуть на звёзды». Театральная лаборатория «Откровение» готовит новый спектакль

«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

Laboratory ABC совместно с режиссёром Ильёй Бочарниковсом и драматургом Игорем Гатиным запускает театральную лабораторию «Откровение». В течение 10 дней десять актёров будут готовить спектакль методом полного погружения. Мы поговорили с участниками эксперимента и выяснили, почему лес — это лучшее место для репетиций.

Миссия лаборатории «Откровение» заключается в исследовании переломных событий в жизни общества — событий, в результате которых происходят глубинные перемены в сознании и нравственности людей.

В этом году актёрам лаборатории предстоит проанализировать эпоху застоя в СССР по материалам книги Игоря Гатина «Женская общага» — разбившись на две команды, участники эксперимента представят своё сценическое воплощение истории о столкновении юношеских грёз с реалиями взрослой жизни (именно поэтому первый спектакль получил название «Мечта и реальность»).

На протяжении десяти дней актёров ждут непрерывные репетиции, обсуждения и постоянный контакт с режиссёрами и драматургом, задача которых — полностью погрузить участников в материал. Фактически они «проживут» жизнь своих героев. Погружению в творческий процесс будут способствовать отдалённость от цивилизации, уникальная латгальская природа и лимитированное использование гаджетов. Итогом первого эксперимента театральной лаборатории станет спектакль, который будет представлен московской публике в конце года.

Мы поговорили с участниками лаборатории и попросили их рассказать, что такое метод полного погружения и чего они ждут от этих десяти дней.  

Игорь Гатин, драматург, меценат

— Театральная лаборатория «Откровение» — это сплав опыта, профессионализма и дерзости. Это совместная работа актёров, режиссёра и сценографа над текстом автора. Круглосуточное погружение в материал и, конечно, оторванность от цивилизации. Пьеса буквально дописывается в процессе постановки.

Мы планируем и дальше работать с современными произведениями. У нас нет цели дать новое прочтение классике — нет, мы хотим сформировать новую классику. Как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

Наша главная мечта — это создание гностического театра «Откровение».

Театра, призванного в каждом произведении (будь то комедия или драма) задавать вечный вопрос о том, зачем мы здесь, и искать на него ответ вместе со зрителем.

Пока же локация будет меняться — в планах сотрудничество с различными площадками, причём как всемирно известными, так и незнакомыми широкой аудитории.

— Наш зритель — это человек, который всё ещё способен вырваться из рутины, чтобы взглянуть на звёзды.

В актёре для меня важны искренность, идеалистическое отношение как к миру, так и к профессии, «незащищённость бронёй» (качество, которое, увы, часто пропадает с возрастом). Профессионалы, способные сохранить в себе юношеское восприятие действительности, — штучные экземпляры.

Илья Бочарниковс, куратор

— Выбор загородной резиденции в заповедном латвийском лесу в качестве основной локации легко объяснить — в Москве у нас бы просто не получилось отдалиться от цивилизации и заставить актёров 24 часа думать только о спектакле.

А здесь даже заставлять не пришлось — всё происходит само собой. Даже когда ребята играют в волейбол, они периодически цитируют какие-то реплики из спектакля.

Первым материалом была выбрана повесть Игоря Гатина «Женская общага» — повесть об эпохе, которую молодые ребята знают только по фильмам и учебникам истории. Однако они совсем не знакомы с жизнью простых людей тех лет. Не всё было чёрно-белым и не всё было радужным.

Не всё было плохо и не всё было хорошо. Кроме того, всегда интересно посмотреть, в какое время и как жили твои родители (сами актёры — ровесники героев произведения).

Наш проект — это прежде всего эксперимент. Мы ставим перед собой очень много задач. С одной стороны, у нас есть две команды с двумя режиссёрами, которые работают совершенно в разных театральных направлениях.

С другой — мы берём не пьесу, а повесть. Мы исследуем эпоху, время. И безусловно, экспериментируем с театральным повествованием.

Кроме того, у нас всего десять дней на то, чтобы решить все эти задачи и к концу года выпустить спектакль в Москве.

— Погружение в процесс и возможность с утра до вечера репетировать — это уникальный, ни на что не похожий опыт. Кроме того, мне в принципе интересно поработать с молодым автором. Игорь Гатин ещё учится, ещё в поиске. Его повесть не что-то застывшее и академическое. Нет, это живое, современное и подвижное произведение.

Самое сложное в работе — распределить силы на все десять дней. Нужно, чтобы хватило запала — нам и самому произведению. Чего я жду? От себя я жду совершенно неожиданных предложений. Жду неожиданных вызовов для меня и моей фантазии. Ну и, конечно, хочу посмотреть, что сделает другая команда.

— В театре, когда я стала, так сказать, дипломированной актрисой, опыта полного погружения у меня не было. Мне в принципе кажется, что любой новый материал — это вызов для актёра. Приходится существовать в разных работах, в разных пьесах, экспериментировать. Хочется надеяться, что и результат мы сможем показать.

Я легко согласилась на участие. Авантюризм — характерная для меня черта. Я сначала скажу да, а потом задумываюсь, нужно ли мне это. Впрочем, когда позвонил Антон и предложил присоединиться к лаборатории, я сразу же согласилась и ничуть не пожалела о содеянном. Я считаю, что очень важно доверять режиссёру. И если он говорит: «Грета, надо», я ему верю — надо, значит, надо.

Незнание материала — всегда плюс, потому что ты можешь крутить его, как тебе угодно. Однако нужно не забывать, что и он имеет свои рамки, поэтому важно не переборщить, остаться в материале. Тем более что мы работаем напрямую с драматургом Игорем Гатиным. У него своё видение, которое тоже нужно учитывать. Хочется, чтобы путём проб и ошибок мы всё-таки нашли эти важные точки соприкосновения.

Александр Дмитриев, актёр

— Во время обучения в школе-студии МХАТ у меня была возможность вместе с однокурсниками репетировать пьесу на даче любимого педагога. Это как раз и был метод полного погружения. Уникальный опыт, который мы до сих пор вспоминаем с большим трепетом. Так что «Откровение» — мой второй «выезд в леса» (мы так это называем).

Погружение изолирует тебя от внешнего мира, придаёт какую-то собранность и концентрацию. Здесь всё новое, всё открытое. Интересные мне люди, интересный материал. Обмен опытом. И если бы была возможность, я бы все спектакли так репетировал.

Мне кажется, главным итогом нашего эксперимента станет тот факт, что мы сплотимся. Подружимся. И это всё отразится на нашей работе. Потому что театр — это прежде всего люди.

Понравился материал? Поделись —

Предыдущая статьяШоколад улучшает когнитивные функции мозга

Источник: https://surfingbird.ru/surf/nash-zritel-vsyo-eshchyo-sposoben-vzglyanut-na--3ieZ56D50

ТЕАТР: Разбирая машину смерти

«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

На сцене умирают двое – один в палате, другую кормят с ложечки. Над ними светится цитата из беседы Мюллера с Клуге: «Единственное, чем можно объединить публику, в чем публика может быть единой, — страх смерти, он есть у всех…Итак, театр всегда основывается на символической смерти.”  Зрители ищут свои места, более важные, чем символическая смерть. Раз.

«Я — женщина с петлей на шее, женщина со вскрытыми венами, женщина с избытком кокаина на губах», — актер Александр Горчилин с кровью, льющейся из низа живота, в роли Офелии, становящейся Гамлетом, достает флейту и играет. Два.

На заднике видеопроекцией рушатся дома, из самолетов летят бомбы, все сметает апокалиптический огонь, подсвечивающий корчащиеся в жутком танце тела абсолютно голых перформеров. Три.

И так — до бесконечности.

Елена Смородинова,
театральный обозреватель «РР»

Разбирать по деталям «Машину Мюллер», собранную из «Квартета», «Гамлетмашины», писем и дневников Мюллера, начали, кажется, еще до премьеры. Во-первых, Мюллер, родившийся в 1929-м, живший и фактически запрещенный в ГДР самый известный драматург Европы, первый номер репертуарного театра по ту сторону Берлинской стены.

Мало знакомый российскому зрителю наследник Брехта, верящий в необходимость отрицательных импульсов в мире, где катастрофа вещь постоянная и привычная. Во-вторых, Константин Богомолов и Сати Спивакова в роли либертарианцев-соблазнителей виконта де Вальмона и маркизы де Мертей, обсуждающих разврат в канун Великой Французской революции.

В-третьих, 19 абсолютно голых перформеров, служащих живой декорацией. Есть еще «в-четвертых», «в-пятых» и так далее — и в каждом пункте Кирилл Серебренников идет по краю, предлагая поговорить чуть ли не на все табуированные темы.

 И все – на фоне обнаженного, ничем не защищенного от мира после Освенцима человека, чья нагота становится наготой лишь тогда, когда перформеры снимают маски.

В финале на них, бьющихся в конвульсиях, будут натягивать вечерние платья для поклонов, и станет понятно, почему Мюллер обозначил место действия «Квартета» как «Салон времен Французской революции / Бункер после третьей мировой войны». И называл себя оптимистом — потому что верил еще и в четвертую войну. Осталось не забыть натянуть платье — перед тем, как снова убивать друг друга.

«Машина Мюллер»

Москва, «Гоголь-центр»
Режиссер Кирилл Серебренников

Санкт-Петербург, Эрарта Сцена Режиссер Максим Диденко

19 марта

Режиссер  и хореограф Максим Диденко, известный работой в жанре физического театра и интересом к  авангарду начала ХХ века, вдруг решил поставить моноспектакль по мотивам сказки Оскара Уайльда.

Солировать под фортепианный аккомпанемент Шолпан Шарбаковой будет актриса Дина Корзун, в связи с фамилией которой в памяти сразу всплывают тэги – «Страна глухих» и фонд «Подари жизнь».

Возможно, именно поэтому «Звездный мальчик» обещает быть историей про ответственность и выбор: «Было невероятно полезно подробно рассматривать причинно-следственную связь всех событий и видеть во всем глубоко скрытую борьбу добра и зла, где поле боя — сердце человека», — рассказывает сама Корзун про новую работу.

Ель. Андерсен

Москва, Театр.doc Режиссер Варвара Фаэр

19 марта

История про елочку, срубленную под самый корешок, уже сто лет весело поют на всех новогодних утренниках, не задумываясь, что радоваться-то особенно нечему.  «Ель. Андерсен» — тот случай, когда страшная, в общем-то, история страданий Ели становится поводом для размышлений о ценности каждого мгновения и возможности счастья здесь и сейчас.

И  хотя спектакль считается детским философским мюзиклом, смыслов в ней упаковано из расчета на серьезного родителя-театрала.

Тем более что в роли Ели, которая 40 минут мюзикла мечтает, поет и умирает, — Ксения Орлова, получившая «Золотую маску» за лучшую женскую роль на фестивале прошлого года как раз за моноспектакль – правда, тогда были поэмы Блока «Возмездие» и «Двенадцать» и целых пять часов пения.

Москва, Театр им. А.С. Пушкина Режиссер Евгений Писарев

19, 20 марта

Худрук Театра им.

Пушкина, сумевший, кажется, навсегда избавиться от репутации «бульварного» театра (стоит он, кстати, на бульваре — Тверском) в очередной работе с помощью пьесы Григория Горина решил выяснить, как противостоять власти и жить по совести тогда, когда непонятно, что такое «хорошо» и что такое «плохо».

В «Доме, который построил Свифт», Писарев, вслед за Гориным, не стремится к биографической точности и населяет мир Свифта его же героями, лилипутами и великанами. Разобраться с ними, а заодно и с гениальностью и одиночеством художника предстоит прибывшему к Свифту доктору Симпсону — а вместе с ним и зрителям.

Хорошие новости

Прокопьевск, Драматический театр им. Ленинского комсомола Режиссер Данил Чащин

20 марта

«Хорошие новости», поставленные без пяти минут выпускником совместной магистратуры московского Центра им. Мейерхольда и Школы-студии МХАТ Данилом Чащиным по пьесе Юлии Тупикиной, — завершение трилогии пьес о жителях города Прокопьевска.

Этот райцентр Кемеровской области давно стал одной из театральных столиц России. Первой частью трилогии был «Подросток» Вячеслава Дурненкова, второй — «30 Плюс» Ярославы Пулинович и Полины Бородиной.

Следуя этой логике, «Хорошие новости», смешивающие ретро и рэп  Касты, должны были стать разговором о старости, а получились размышлением еще и о молодости – категории, в общем-то, вневозрастной: «Я видел много молодых стариков и много старой молодежи, — говорит Данил Чащин.

— Старость — это же не когда ты говоришь, что раньше трава была зеленее, а когда ты смотришь назад, а не вперед».

Источник: http://expert.ru/russian_reporter/2016/07/razbiraya-mashinu-smerti/

В премьерах гоголь-центра сыграют чулпан хаматова и константин богомолов

«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

m24.ru/Владимир Яроцкий

Второго февраля в Гоголь-центре прошла презентация нового творческого года – событие приурочили к дню рождения театра. У худрука Кирилла Серебренникова и его единомышленников множество планов: Гоголь-центр выпустит как минимум шесть премьер и один глобальный проект, который объединит усилия четырех режиссеров.

“Иоланта/opus”

Премьера этого спектакля пройдет 9 и 10 февраля на малой сцене. Как рассказал Серебренников, творческая группа состоит из его учеников, участников “Седьмой студии” – Филиппа Авдеева, Игоря Бычкова, Александра Горчилина. Главную роль исполняет Светлана Мамрешева.

Любовь Стрижак по-своему перечитала драму в стихах Генрика Герца “Дочь короля Рене”.

Для публики, привыкшей к классическому оперному либретто Чайковского, эта “Иоланта” окажется в новинку, хотя, как говорит худрук Гоголь-центра, по сути это все то же “серьезное высказывание о добре и зле, о свете и тьме”. В спектакле звучит не только Чайковский.

Авторы решили создать пестрое музыкальное полотно из произведений Шнитке, Пуленка и Пуччини. Как рассказал m24.ru Серебренников, все композиции будут исполняться живем силами приглашенных московских ансамблей.

“Ребята наверняка даже не знали, но Шнитке делал адаптацию оперы “Пиковая дама” Чайковского для Юрия Любимова. В нашем спектакле эти композиторы встретились вновь”, – пояснил режиссер. Он также отметил, что несмотря на близость жанров, пока не собирается ставить современную оперу: “Я занимался этим достаточно долго в рамках проекта “Платформа”.

В какой-то момент эту эстафету мы передали Электротеатру, и мне очень нравится то, чем они занимаются. А мы, в свою очередь, с удовольствием интегрируем музыку современных композиторов в наши постановки. Опера вряд ли появится в ближайшее время в Гоголь-центре, но с композиторами мы работаем регулярно.

Мы и есть современная музыка, мы и есть современная драматургия”.

m24.ru/Владимир Яроцкий

“Машина Мюллер”

Премьера пройдет на Большой сцене Гоголь-центра 4 марта.

В основе спектакля о сексе и смерти – пьесы “Квартет” и “Гамлет-машина” немецкого драматурга, режиссера и поэта Хайнера Мюллера, крупнейшей фигуры европейского драмтеатра после Брехта. Постановка привлекательна по многим причинам. Кирилл Серебренников пригласил на главные роли Сати Спивакову и Константина Богомолова.

“Найти людей, которые сегодня могут осмысленно произнести текст Хайнера Мюллера, практически невозможно, – рассказал Серебренников m24.ru. – Сати – интеллектуалка и прекрасная артистка. Я уже работал с ней, делал спектакль “Персефона”. Тогда она поразила меня своим умением существовать в слове и в музыке”.

Помимо замечательных артистов, важной частью нового спектакля Серебренников называет перформативную составляющую.

Евгений Кулагин из “Диалог Данс”, друг Гоголь-центра, несколько месяцев репетирует с исполнителями.

“Мы сочинили сложную пластическую партитуру, в которой участвуют три артиста, контратенор (Артур Васильев, звезда шоу “Голос”) и 18 обнаженных перформеров”, – пояснил Серебренников.

“Самое сложное – пропустить через себя текст, а не механически заучить его. Это не Чехов, – говорит Сати Спивакова в записанном Гоголь-центром интервью. – Его нужно осмысливать.

Я никогда не произносила такого текста со сцены, только в уме, очень часто наедине с собой. Тот слукавит, кто скажет, что не думает о сексе и о смерти, равно как не думает о жизни, как о “предбаннике” смерти.

Для меня ключ к моему образу в этом спектакле – фраза: “О, рабство плоти! Какая мука – обладать сознанием и не властью над материей”.

Ее партнер по сцене, эпатажный режиссер Константин Богомолов дополняет Сати: “Русский театр и отчасти русская культура не умеют получать эмоциональное наслаждение от интеллектуальных вещей, когда можно облиться слезами от интеллектуального открытия, когда можно от абстрактной, ассоциативной, подсознательной вещи вдруг испытать эмоциональные ощущения. К этому русский театр непривычен. Эмоции вызываются, как правило, простыми историями. Интеллектуальная чувственность – то, что у нас не отрабатывалось. У нас актер не тренирует эту психофизику”.

Фотогалерея

“Звезда”

Этот проект Серебренников обозначил как magnum opus Гоголь-центра.

Задумка, действительно, масштабная, включает в себя пять частей, по числу лучей у фигуры звезды. Каждый спектакль рассказывает о судьбе русского поэта XX века: это Маяковский, Мандельштам, Пастернак, Ахматова и Кузмин.

Молодой режиссер Максим Диденко первым представит результат своих работ – его “луч” освещает личность Бориса Пастернака.

Соавтором каждого спектакля в полиптихе станет художница Галина Солодовникова – с 2016 года резидент Гоголь-центра: “Все пять работ объединит единое пространство, представляющее собой встроенную вглубь сцены и зала звезду. Мне предстоит найти контакт одной этой формы с пятью концепциями”.

Спектакль Антона Адасинского – “Мандельштам. Век-волкодав” запланирован на осень. Пока режиссер-хореограф не может поделиться подробностями предстоящей премьеры. Известно только, что на главную роль приглашена Чулпан Хаматова.

На вопрос худрука, почему выбор пал именно на эту актрису, Адасинский ответил поэтично: “Говорить о будущем спектакле очень сложно… Как-то в Мексике рано утром мы поехали искать Пирамиду Солнца. Приехали и вышли на луг. В центре стоял сгнивший цирковой тент. От шатра осталась только ржавая арматура с истлевшими кусочками материи.

Рядом стояли ржавые вагончики, под ногами валялись скисшие цирковые афиши. Внутри вагончиков, конечно, растащили все, что могли. На стенах остались только рамочки от зеркал, и в одной рамке выведено помадой слово “divina”.

Мы вышли с луга, и вдруг за нашими спинами раздался шум, напоминающий аплодисменты: поднялся ветер, и ошметки брезента стали хлопать, издавая этот звук. Вдруг я увидел лицо Чулпан Хаматовой и подумал, что она и есть та самая “divina”.

Актриса представит образ музы. “Эта невысокая женщина будет молиться за него, за поэта, жить за него, уходить от него, она будет бессмертной… Это вечная зависть поэта – осознание того, что тело уйдет, а его поэзия останется.

Бесконечная формула, решения которой не существует”, – добавил Адасинский. Режиссер отказался от части биографии Мандельштама, связанной с арестом.

В спектакле не встретятся ни люди с Лубянки, ни известные фотоснимки с номером на груди.

Планы Гоголь-центра не ограничиваются только этими тремя работами. Лера Суркова репетирует спектакль по переработанному сценарию Ингмара Бергмана “Персона”, сам Серебренников поставит пьесу Валерия Печейкина о Кафке.

Источник: https://www.m24.ru/articles/teatr/02022016/96207

Краткая история иммерсивного театра в России

«Машина Мюллер»: тело, которое создаёт смыслы

Термин «иммерсивный» произошел от английского слова immersive — «обеспечивающий эффект присутствия».

Использовать этот термин пришло в голову сотрудникам британской компании Punchdrunk — в 2011 году они поставили в Нью-Йорке теперь уже знаменитый спектакль Sleep no more.

Зрители в масках бродили по «отелю Маккиттрик» (на самом деле — по задекорированному заброшенному складу”), пока на их глазах разворачивалось действие спектакля, отдаленно напоминавшее «Макбет» Шекспира и одновременно фильмы жанра нуар 1930-х годов.

Ощущение «причастности» к действию пришлось по душе как зрителям, так и критикам — поэтому билеты на Sleep no more непросто достать даже сегодня, спустя шесть лет после премьеры. А в Шанхае, например, недавно и вовсе стартовала китайская версия спектакля.

Тем временем, попытки повторить успех Punchdrunk предпринимаются по всему миру. В России к иммерсивным спектаклям поначалу приклеилось прозвище «бродилки», по аналогии с видеоиграми.

В 2014 году одной из самых ярких бродилок стал «Норманск» в Центре имени Мейерхольда, поставленный по постапокалиптическому роману Стругацких «Гадкие лебеди».

«Норманск» задействовал все семь этажей ЦИМа, и оказался спектаклем настолько же зрелищным, насколько и затратным — а потому был показан всего 13 раз.

НАСТОЯЩЕЕ

В 2015 году москвичам впервые показали «Русские сказки» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре». По сути, это не один, а двенадцать коротких спектаклей, каждый из которых посвящен одной из сказок Александра Афанасьева. Тут и «Колобок», и «Марья Моревна», и «Звери в яме».

Сказки показывали одновременно в большом, малом и репетиционных залах, а также в фойе второго этажа. Иммерсивным спектаклем в полном смысле слова «Русские сказки» назвать можно с натяжкой — в силу того, что бродить здесь можно исключительно в составе одной из трех групп. Никакой самостоятельности: у каждой группы — свой маршрут.

Соответственно, чтобы посмотреть все 12 мини-спектаклей, прийти нужно три раза.

«Русские сказки»

К появлению «Черного русского» в 2016 году стало ясно, что для иммерсивного театра нужны отдельные здания, в которых ничего, кроме спектакля, происходить не будет. Режиссер Максим Диденко выбрал для своего проекта особняк Спиридонова постройки XIX века.

Почти на целый год особняк превратился в «дом Троекурова» из «Дубровского» Александра Пушкина. Впрочем, в «Черном русском» мало что напоминает о хрестоматийном сюжете: здесь полуголые служанки, ожившие мертвецы и черные пельмени, которыми предполагается кормить артистов.

Хореографию для проекта ставил Евгений Кулагин, чья самая известная работа — «Машина Мюллер», скандальный «спектакль с голыми» в «Гоголь-центре».

«Черный русский»

Главный недостаток спектакля — тот же, что и у «Русских сказок». Гостям на входе раздавали маски сов, лис или оленей, причисляя их к одной из групп. Отделяться и ходить самостоятельно — запрещено.

Спустя пару месяцев после премьеры «Черного русского» в другом особняке XIX века показали «Вернувшихся». Спектакль ставила американская компания Journey Lab, наиболее точно следуя примеру Punchdrunk и Sleep no more. Здесь вы можете сколь угодно, и как вам заблагорассудится, слоняться по четырем этажам особняка-спектакля.

«Вернувшиеся» основаны на пьесе «Привидения» норвежского драматурга Генрика Ибсена, исследующей темы морального выбора, инцеста и эвтаназии. Это 240 сцен, которые актеры разыгрывают в 50 комнатах особняка. Некоторые из них копируют интерьер типичного скандинавского дома, в то время как другие напоминают сцены из фильмов ужасов.
«Вернувшиеся»

На «Вернувшихся» каждый зритель видит только фрагменты трагедии и должен самостоятельно восстановить полную картину происходящего. Как оказывается, занятие это довольно утомительное — и потому можно взять перерыв и пропустить стаканчик в баре на первом этаже. А затем вернуться к просмотру — хотя бы из-за отлично поставленной сцены оргии.

БУДУЩЕЕ

На театральном фестивале «Толстой Weekend» в Ясной поляне показали спектакль «Зеленая палочка» театра Gruppo Baston Verde.

Сюжет посвящен молодому Льву Николаевичу: в детстве старший бра Николай рассказал ему, что секрет счастья нацарапан на зеленой палочке, которая потерялась где-то на территории поместья.

Зрители надевают толстовские рубахи и маски с лицом писателя, а затем отправляются в путешествие по поместью длительностью в полтора часа. Перед ними разворачиваются не то сцены из детства писателя, не то фантазии на тему поисков смысла жизни.

Тут и школа, где вас попросят написать диктант, и обед посреди поля, и дуэль. Спектакль возымел успех — и потому идут переговоры о том, чтобы показывать его в Ясной Поляне на регулярной основе.

«Зеленая палочка»

В Москве, в свою очередь, в июле открывается пространство Experience Space. В особняке на Пушечной улице можно будет увидеть две работы бельгийской компании Ontroerend Goed — прошлогоднюю премьеру «Твоя игра» и новый спектакль Smile Off. Это так называемые «спектакли для одного зрителя».

В «Твоей игре» зритель попадает в лабиринт из комнат с зеркалами и видеопроекциями, где через общение с проводниками-актерами открывает свое «настоящее я».

В Smile Off все строится на запахах, звуках и прикосновениях, так как зритель на протяжении всего спектакля остается сидящим в кресле с повязкой на глазах и связанными руками.

Источник: https://esquire.ru/articles/23452-immersive-theater/

МОСКВА, 2 февраля. /Корр. ТАСС Ольга Свистунова/. “Гоголь-центр” под руководством Кирилла Серебренникова объявил планы на 2016 год, устроив презентацию предстоящих проектов.

“Мы не придерживаемся традиционного понятия “театрального сезона”, который в других творческих коллективах обычно начинается осенью”, – рассказал в интервью ТАСС Кирилл Серебренников. “Мы живем годами.

Каждый новый год начинается для нас в день рождения “Гоголь- центра”, а конкретно – 2 февраля. В этот день 2013 года мы открылись.

Так что сегодня для “Гоголь-центра” наступает четвертый по счету год творческой жизни”, – пояснил руководитель театра.

“К счастью, буквально на днях департамент культуры Москвы утвердил моим первым заместителем Алексея Кабешева, которому я официально передал свои полномочия на директорском посту. Он будет отвечать за экономическое положение театра. Я же целиком займусь художественной программой”, – уточнил Серебренников.

По его словам, возглавляемый им “Гоголь-центр” в 2016 году должен выпустить девять премьер.

Парад премьер

Первая премьера состоится уже 9 февраля на Малой сцене. Это будет “Иоланта”.

“Как известно, сюжет о слепой принцессе, от которой с рождения скрывают ее слепоту, лег в основу последней и одной из самых знаменитых опер Чайковского, – напомнил Серебренников.

– В нашем спектакле также использована музыка Шнитке, Пуленка, Пуччини. Над постановкой работали Филипп Авдеев, Игорь Бычков, Александр Горчилин.

В главной роли – Светлана Мамрешева, которая специально брала уроки в Большом театре, чтобы исполнить сложную вокальную партию”.

Следующей премьерой в “Гоголь-центре” его руководитель назвал спектакль “Машина Мюллер”, который будет показан 4 марта на Большой сцене.

“Этот спектакль ставлю я сам, – рассказал Серебренников. – В его основе – произведения выдающегося немецкого драматурга Хайнера Мюллера “Гамлет-машина”, “Квартет”, а также письма и дневники писателя, которые никогда прежде не переводились на русский язык”.

“Машина Мюллер” – это соединения разных жанров искусства: танца и музыки, перформанса и видеоарта. Главной темой станут размышления о времени и художнике, о взаимоотношениях женского и мужского начал в современном мире, о насилии и хрупкости тела, о красоте, которая возникает на наших глазах, умирает и снова возрождается.

Серебренников рассказал, что музыку к спектаклю написал композитор Алексей Сысоев. Хореограф Евгений Кулагин ставит очень сложный балет с участием обнаженных перформеров. Интересным назвал он и актерский состав. В главных ролях заняты Сати Спивакова, режиссер Константин Богомолов, который выступит в качестве артиста, и Александр Горчилин.

Третьей по счету премьерой 2016 года в “Гоголь-центре” станет спектакль “Персона”. Его сыграют в апреле на Малой сцене. Постановку по мотивам фильма Ингмара Бергмана осуществляет режиссер Лера Суркова.

Согласно сюжету, знаменитая актриса внезапно замолкает посреди спектакля и с этого момента отказывается общаться при помощи слов.

Формально у нее счастливая личная жизнь и успешная карьера, а врачи утверждают, что психически она совершенно здорова, поэтому причина ее состояния для окружающих остается загадкой.

Вывести пациентку из оцепенения берется медсестра, но не медицинскими способами, а исповедью о своей жизни.

Роль немой актрисы исполнит Юлия Ауг, в главных ролях также заняты Ольга Науменко и Александра Ревенко.

Серебренников сообщил, что в мае должна состояться премьера пьесы Любы Стрижак “Море деревьев”, написанной специально для “Гоголь- центра”. Герои пьесы – дети, которые теряются, попадают в полицейский участок и мечтают улететь в космос.

В своих фантазиях они превращаются в пиратов, ковбоев, индусов и ниндзя, и даже вступают в неравную борьбу с зомби. Они играют, выясняют отношения, влюбляются друг в друга и совсем не обращают внимание на взрослых.

Пьеса о том, как просто и одновременно сложно быть ребенком, как радость игры делается главным, что можно сохранить в себе на всю жизнь, резюмировал глава “Гоголь-центра”, добавив, что режиссером спектакля будет Александр Горчилин.

“Сам же я сделаю еще один спектакль, – сказал Серебренников. – Он должен выйти в конце июня. И будет назваться “Кафка”. Пьесу о жизни этого выдающегося писателя сочинил известный драматург Валерий Печейкин”.

Проект “Звезда”

Представляя планы 2016 года, Серебренников сделал особый акцент на проекте “Звезда”.

“Это пять спектаклей. Пять судеб. Пять лучей. Пять поэтов”, – подчеркнул руководитель “Гоголь-центра”. Он отметил, что работать над воплощением проекта будут разные режиссеры. Так, в мае должен состояться показ спектакля “Пастернак. Сестра моя – жизнь” в постановке Максима Диденко.

В сентябре проект продолжится спектаклем “Мандельштам. Век волкодава”. Режиссер – Антон Адасинский. В главной роли выступит Чулпан Хаматова.

“В ноябре я сам должен выпустить спектакль “Ахматова. Поэма без героя”, который готовлю с Аллой Демидовой”, – сообщил Серебренников. По его словам, проект “Звезда” завершится уже в 2017 году, когда будут показаны еще два спектакля: “Маяковский. Люблю” (режиссер Кирилл Серебренников) и “Кузмин. Форель разбивает лед” (режиссер Владислав Наставшев).

“Деньги” в “Гоголь-центре”

Завершится 2016 год в “Гоголь-центре” премьерой спектакля “Деньги”. Его поставит сам худрук по одноименной пьесе Евгения Казачкова. “Деньги” покажут в декабре и расскажут про них все: про старые и новые, легкие и быстрые, первые и последние, честные и грязные, кровные и кровавые. “Вы потратите свои, чтобы увидеть это”, – с улыбкой отметил Серебренников.

Он добавил, что полгода “Гоголь-центр” жил без государственного финансирования и выжил с помощью зрителей, покупавших отнюдь не дешевые билеты, а также благодаря поддержке спонсоров и друзей.

“В ноябре и декабре прошлого года заполняемость зала составляла 85%”, – сказал глава “Гоголь-центра”.

“В 2016 году государственная дотация возобновилась, правда, как и для всех, в несколько урезанном виде, – сказал Серебренников. – На постановку новых спектаклей выделено всего 2 млн рублей. Так что вновь придется рассчитывать на спонсоров и зрителей”.

В день рождения “Гоголь-центра” им решено вручить призы.  Первый приз получит тот, кто в течение года приобрел 80 билетов в “Гоголь-центр”. Второй – за то, что потратил на билеты самую крупную сумму. А третий – за то, что купил билет в 00:14 мск 1 января 2016 года, заключил Кирилл Серебренников.

Источник: https://tass.ru/kultura/2632568

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.